J-20 "Могучий Дракон": Китайский рецепт самолета пятого поколения - МоделистЪ - Путь к Мастерству J-20 "Могучий Дракон": Китайский рецепт самолета пятого поколения - МоделистЪ - Путь к Мастерству

J-20 «Могучий Дракон»: Китайский рецепт самолета пятого поколения



Доброго времени суток, уважаемые пользователи проекта МоделистЪ — Путь к Мастерству.

С вами снова на связи Дмитрий Игнатычев — ваш проводник мире масштабного моделирования!

Двадцатый век для человечества стал веком полноценного освоения воздушного пространства. Всё началось с неуклюжего, робкого шага братьев Райт. Но сделав этот первый, самый сложный шаг мы стали быстро разгоняться. Как будто неосознанно пытались наверстать упущенные столетия вынужденного пребывания на земле. Нам очень хотелось в воздух.

И страх, смешанный с детским восторгом от открытого неба, звал нас всё выше. Всё дальше. Всё быстрее.

Первенцами конструкторской мысли были бипланы. Затем им на смену пришел моноплан. Исходя из научно-технических изысканий видоизменялась аэродинамическая форма самолета. Применение новых материалов повышало прочность, снижая массу — повышая маневренность. Установка новых двигателей дала значительный прирост скорости.

АВИАЦИЯ СТРЕМИТЕЛЬНО РАЗВИВАЛАСЬ

Но как это заведено у нас, людей, свое основное применение она нашла на поле боя. Сначала Первая Мировая война, затем Вторая. Военные конфликты, а затем и регулярное, непрекращающееся ни на минуту соперничество между мировыми державами стали главным катализатором развития авиации.

Именно военная авиация была тем кипящим котлом, в котором варилось всё новое, всё самое лучшее. Самолет превратился из робкой попытки оседлать воздух, и воспарить над землей в стройную, высокоавтоматизированную, гибкую и стремительную систему.

Да, именно систему…

Уже на этапе самолетов четвертого поколения (Су-27, Миг-29, F-15, F-16)  больше не было просто крыла, фюзеляжа, авионики, вооружения, двигателей по отдельности. Всё слилось в единую конструкцию.

И не удивительно. Ведь каждый элемент своими габаритами, техническими возможностями, конструкцией влиял на остальные. А потому больше не было возможности проектировать компоненты системы по отдельности.

Так зародились смежные связи у конструкторов и производителей. Так появились на свет первые САПР (системы автоматизированного проектирования), позволяющие создать единое информационное пространство опытно-конструкторских работ.

Но что более важно — зародились и выросли школы проектирования. Это огромный накопленный багаж научных инженерно-конструкторских решений. Стратегии и методы преодоления новых препятствий, системы решения проблем. И, главное, появилась преемственность поколений. Когда старший научный состав передавал свои знания, опыт, энергетику новым, молодым специалистам. Только окончившим вузы.

ТРАДИЦИЯ И ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ 

Это понимают все руководители стран — ведущих мировых держав. США, АНГЛИЯ, ФРАНЦИЯ, СССР- РОССИЯ, ИТАЛИЯ. Все прикладывают огромные усилия к развитию не только авиации. А корню этого развития — сохранению и развитию школ проектирования.

J_20_MIGHTY DRAGON_1
 J-20 «Могучий Дракон»: Коробка от набора Trumpeter 1/72

И вот наступил новый век. Начало третьего тысячелетия. Конкуренция между мировыми державами не только не ослабла. Похоже что она вошла в решающую фазу. Тем более что на сцене появились новые игроки. Индия, Китай и более маленькие государства.

Эти страны укрепляют свои силы. И в первую очередь, военную мощь. Закупаются новые образцы техники. Осваивается их производство по лицензии у себя. Особенно в этом усердствует КНР. Она постоянно закупает новые образцы техники, лицензии на устаревшие модели. Такие как наш Су-27. Строятся промышленные предприятия, такие как Авиационная промышленная корпорация г. Чэнду.

Но китайцы прекрасно понимают, что это только полумеры. Первые шаги. Чтобы стать НАСТОЯЩЕЙ мировой державой КНР должен не только строить самолеты, но и научиться их разрабатывать. А это задачка значительно более сложная.

Но делать это необходимо. Тем более, что в воздух уже поднялись F-22 RAPTOR и Су-50 по программе ПАК ФА. А это уже не просто самолеты пятого поколения. Это качественный скачок вперед. В Будущее. Самолет всё более напоминает научно-фантастические замыслы прошлого века. Стремительные формы. Технологии малой заметности. Универсальный комплекс вооружения, позволяющий работать по всему спектру целей. Высочайшие маневренные характеристики. Элементы искусственного интеллекта т.н. «электронный пилот» ПАК ФА.

В целом, сложилась непростая ситуация, когда Китай оказался в роли догоняющего.

Что же они предприняли, что выправить ситуацию?

J_20_MIGHTY DRAGON_2
 J-20 «Могучий Дракон»: Схема окраски от набора Trumpeter 1/72

О новой разработке китайцев я узнал отнюдь не из новостей авиационной промышленности. А из осмотра каталога продукции компании Trumpeter в разделе «Авиация 1/72». Наряду с моделями Су-30 МККК и Су-27 различных модификаций красовалась коробочка с изображением футуристического летательного аппарата, напоминающего прототипы из культового японского мультсериала Macross, с названием J-20 Mighty Dragon. Что в переводе означает «Могучий Дракон».

Это меня заинтриговало. И я решил копнуть этот вопрос несколько глубже. Для начала выяснить, действительно ли это реальный самолет пятого поколения китайской стороны. А если это подтвердится, то прояснить сравнительные характеристики.

Ведь и о F-22 Raptor и нашем Т-50 ПАК ФА уже многое известно. Как назначение самолетов, так и их ТТХ ( тактико-технические характеристики ).

Первое что я сделал — это вышел на официальный сайт компании Trumpeter. Там я обнаружил этот набор в общем каталоге продукции. Карточка продукта содержит достаточное фотографий.

И вот тут начались мои догадки и сомнения. Первое ощущение, которое возникает при осмотре форм самолета — что это некий авиационный «франкенштейн».

Почему???

Приглядимся к очертаниям самолета. Даже если вы простой любитель авиации( как и ваш покорный слуга ) вы непременно заметите тот факт, что самолет как будто собран из разных частей совершенно других авиационных систем. Причем никак не связанных друг с другом. Но с явно взят от Рэптора. Воздухозаборники крайне похожи на F-35.  Всё это наложено на компоновочную схему «утка».

Есть в этой машине некоторая несуразность. Особенно это заметно на рисунке в профиль. Знаменитый китайский стиль. Копия дорого оборудования из дешевых комплектующих, собираемая в подвале. А точнее под открытым небом Поднебесной.

Я не хочу умалять достоинства этой машины, но первоначальное ощущение складывается именно такое.

Но главное…

В этом самолете нет изящества. Насколько легок и стремителен ПАК ФА в очертаниях, насколько высокомерен и напыщен Raptor — настолько же прост и груб Могучий Дракон.

FIFTH_GENERATION
 Сравнительные характеристики самолетов пятого поколения (фото кликабельно)

Да, именно таким было мое мнение первое мнение.

Но эмоции эмоциями, а необходимо найти объективную информацию по данному прототипу. Провести детальный анализ. И только потом подводить итоги, делать выводы.

Что ж, этим и займемся.

Раз я просто любитель авиации — я имею возможность проводить детальное исследование подобных вопросов, опираясь в основном на аналитические обзоры более компетентных авторов. И уже потом делать результирующие выводы относительно темы вопроса.

Раз уж это интересно мне — то и некоторым моим читателям тоже будет полезным. А потому я приведу вам в данной статье обзоры иных авторов.

J_20_MIGHTY DRAGON_4
 J-20 «Могучий Дракон»: На рулении во время испытательного полета

Первый материал который бы я хотел привести опубликован на сайте sci-lib.com под названием «J-20 – китайский стелс-истребитель«.

Первый из известных китайских стелс-самолетов на прошедшей неделе вышел из [тени] секретной программы НИОКР и прошел высокоскоростные рулежные испытания на аэродроме Авиационного проектно-исследовательского института Ченгду [Chengdu Aircraft Design Institute]. Получивший обозначение J-20 самолет больше по размерам, чем ожидало большинство обозревателей, что указывает на [его] дальнее действие и большую боевую нагрузку.

Информации из Ченгду о новом китайском самолете предшествовал прогноз, сделанный в 2009 году министром обороны США Робертом Гейтсом в поддержку его решения остановить производство компанией Lockheed Martin самолетов F-22, о том, что Китай не будет располагать самолетами типа «Стелс» на боевом дежурстве до 2020 года.

Дебют J-20 был анонсирован в ноябре 2009 года по китайскому телевиденью в интервью генерала Хи Вейронга [He Weirong, заместитель командующего ВВС Народно-освободительной армии Китая]. По словам генерала, истребитель стелс «4-го поколения» [китайская классификация истребителей «невидимок», по российской классификации это самолет 5-го поколения] начнет полеты в 2010-11-ом и встанет на вооружение в 2017-19-ом.

J-20 – это одноместный двухмоторный самолет, который больше и тяжелее, чем Т-50 [Россия, ОКБ Сухой] и F-22 [США, Lockheed Martin]. Сопоставление с машинами наземных служб указывает, что габаритная длина самолета составляет 23 метра, размах крыльев – 14 метров [или даже более], что может означать 34-36 тонн взлетной массы без учета нагрузки на внешней подвеске. Это, в свою очередь, указывает на значительную емкость топливных баков. Габаритная длина J-20 близка к F-111 [General Dynamics, 1960-е], который нес 15,5 тонн топлива.

J-20 создан по схеме «утка» с треугольным крылом [подобно J-10] с двумя наклоненными цельноповоротными вертикальными стабилизаторами [подобно Т-50] и меньшими наклоненными нижними килями. Компоновка фюзеляжа-невидимки подобна F-22. Плоские борта фюзеляжа наклонены по одной линии с хвостовым оперением, стык крыльев с фюзеляжем гладкий, передняя часть фюзеляжа имеет очертания острой скулы. Угол наклона больше, чем на F-35 [США, Lockheed Martin], бескаркасный фонарь [кабины] подобен применяемому на F-22.

Двигатели, по всей вероятности, представители разработанной в НПО Салют российской серии турбореактивных двухконтурных двигателей — АЛ-31Ф, они также используются на J-10. Серийная версия самолета потребует еще не готовый национальный двигатель. В воздухозабониках применена технология бездиверторных сверхзвуковых входных диффузоров [DSI, diverterless supersonic inlet], впервые примененная на американском F-35, а также используемая на китайском J-10B [последней версии J-10] и китайско-пакистанском JF-17 Гром.

Основные шасси убираются в отсеки боковых бортов, что, вероятно, указывает на схожее с F-22 расположение оружейных бортовых отсеков перед ними. Дорожный просвет выше, чем у F-22, что будет способствовать снаряжению более крупным вооружением, включая боеприпасы «воздух-земля». Китайские инженеры на авиашоу в Чжухае в ноябре 2010 года сообщили, что теперь все вновь создаваемые боеприпасы «воздух-земля» должны быть совместимы с J-20.

Такие черты задней части самолета, как, например, обтекатели подкрыльевых механизмов, [расположенный] осесимметрично выхлоп [сопел] двигателей и нижний киль, кажутся малосовместимыми с [технологией] «стелс», поэтому J-20 возможно не отражает все стороны [реализации] «невидимости» F-22. Есть два возможных объяснения этому: либо представленный самолет является первым шагом на пути к конструкции готовой к постановке на боевое дежурство, либо в требованиях Китая не придается такого большого значения некоторым показателям, вызванным данной реализацией задней части самолета.

Главный нерешенный на данный момент вопрос: является ли J-20, в самом деле, опытным образцом, подобно Т-50, или технологическим демонстратором, подобно YF-22 [летает с 1990-го]? Ответом на этот вопрос станет то, пойдет ли и в каком количестве J-20 на дальнейшие летные испытания в следующие 12 — 24 месяцев.

Разработка эффективного многоцелевого самолета сталкивается со сложной задачей помимо конструкции летательного аппарата, ведь для создания пилоту оперативной картины без обнаружения собственного положения самолет требует: набор датчиков с использованием автоматического слияния данных, систему контроля [источников] излучения и каналы передачи данных с малой вероятностью перехвата.

Быстро развивающаяся программа может стать вызовом для военно-авиационной промышленности Китая, которая в данным момент загружена находящимися в разработке: J-10B, FC-17, Shenyang J-11B и палубным J-15. Прогресс Китая в области военной авиационной техники ускорился с первого полета в 1996 году J-10 благодаря растущей национальной экономике и Народно-освободительной армии Китая, которая добивается модернизации вооруженных сил во всех областях. До J-10 единственными боевыми самолетами Китая национального производства были Shenyang J-8 и Xian JH-7, которые отражают технологии России и Европы начала 1960-х годов.

Разработка двигателей отстает от работ по корпусу летательного аппарата, согласно сообщениям, двигатель WS-10, который по планам должен заменить устанавливаемый на J-11B российский двигатель, не спешит достичь приемлемый уровень надежности и требуемый срок службы. Что неудивительно, учитывая, что технология двигателей с высокими характеристиками основывается на специализированных сплавах и процессах, которые часто не имеют иного применения. [Существование J-11B, по существу «пиратской» версии Су-27, вызвало напряжение в отношениях между промышленностью России и Китая.]

Прогресс в авионике обозначился с появлением J-10B, включавшим следующие нововведения: наклоненную раму радара (обычно ассоциируется с антенной решеткой активного электронного сканирования), инфракрасную систему поиска и слежения, корпус для антенн радиоэлектронного подавления.

Один из вопросов, что может остаться без ответа еще долгое время, — в какой степени разработке J-20 способствовал кибершпионаж. Эксперты США в области кибербезопасности военно-промышленного комплекса ссылаются на 2006 год – приблизительную дату начала программы по созданию J-20 – как на момент, когда им стало известно то, что позднее будет названо передовой долгосрочной угрозой [APT, advanced persistent threat], — компанию кибервторжения, направленную на военную и оборонную промышленность, которая отличилась сложной техникой проникновения и выхода.

Информация взята с сайта sci-lib.com.

J_20_MIGHTY DRAGON_5
 J-20 «Могучий Дракон»: Первые полеты

Второй материал, весьма обширный материал, опубликован на сайте popmech.ru  под названием «Портрет на фоне: Китайский J-20 и российский СУ ПАК ФА«.

Первые сведения в российской печати о том, что в Китае ведется разработка нового истребителя 5-го поколения, появились летом 2009 года. Тогда считалось, что им станет J-10B с двумя двигателями. В декабре того же года во время визита в Москву китайская делегация затронула тему закупок двигателей для нового тяжелого истребителя. Стало очевидным, что в Китае ведутся работы по созданию принципиально новой машины.

Самолет проектируется под руководством конструктора Янг Вея в Chengdu Aircraft Corporation (CAC), в которой до этого были разработаны FC-1 и J-10. Для справки, Янг Вей получил высшее образование в  19  лет, а уже в 35 стал главным конструктором.

От одного раунда переговоров к другому росло понимание вопроса китайскими товарищами  - и их запросы. Стало известно, что новый истребитель проектируется под два двигателя тягой на режиме полного форсажа в 14 тс. Детали переговоров, появившиеся в сети, анализ поставок деталей АЛ-31 в Китай, а также фотографии J-20 позволяют сделать интересные выводы о конструкции самолета.

Мотор с разборки

Моторов собственной разработки с требуемым классом тяги у Китая нет. Для самолетов Ил-76 импортируются двигатели Д-30 производства НПО «Сатурн», но это бесфорсажный мотор. В принципе, китайцы могут самостоятельно модернизировать его, чтобы получить более современный аналог двигателя Д-30Ф6 с форсажной камерой. Бесфорсажная тяга такого мотора может составить 9,5−10 тс, форсажная — 16−16,5 тс. Не исключено, что размеры мотогондол J-20 позволяют установить на самолет столь крупные двигатели. Данных о проведении таких работ нет, зато нарастает активность Китая в другом направлении.

Китайцы покупают в виде россыпи лопатки и диски турбин, покрывные диски, жаровые трубы для АЛ-31Ф (изделия 99В и 39). Количества закупаются явно не ремонтные: сумма поставок достигает $100 млн в год. В  Россию из Китая не возвращается ничего, не поступает никаких рекламаций. Все агрегаты и блоки остаются на прекрасно оснащенном ремонтном заводе «Лимин» и там восстанавливаются.

В ближайшее время Китай планирует также закупить на ММПП «Салют» 250 обычных двигателей АЛ-31ФН (изделие 39). Есть сведения о попытках китайцев разработать собственные компрессоры низкого (КНД) и высокого (КВД) давления для двигателей класса АЛ-31. Приделав к газогенератору АЛ-31ФН (изделие  39), собранному на основе поставляемой из России россыпи деталей, вновь разработанный КНД увеличенной производительности по расходу воздуха, с большей степенью повышения давления, в Китае потенциально могут получить до 15,5 тс тяги на полном форсаже и 9 тс максимальной тяги на бесфорсажном режиме.

Двигатели должны будут закупаться со всеракурсным соплом с управлением вектором тяги (УВТ) типа КЛИВТ совместной разработки ММПП «Салют» и  НПО им. Климова. Применение всеракурсного УВТ на двухдвигательном самолете, по мнению китайцев, поможет преодолеть родовую болячку Су-30 МКИ — сваливание на хвост в низкоскоростных маневрах с большими углами атаки и  крена.

Плюс всеракурсного УВТ в российском исполнении состоит в том, что сопла могут поворачиваться несимметрично и незеркально. К примеру, одно сопло может отклоняться в то время, как второе стоит ровно. Это расширяет возможности повышения маневренности. Запрашиваемые китайцами параметры угла поворота и скорости перекладки сопла говорят о том, что они собираются использовать УВТ для газодинамического управления самолетом — например, для снижения балансировочного сопротивления или повышения путевой устойчивости. Это подтверждает и цельноповоротное вертикальное оперение относительно небольшого размера.

Электронный концепт-план

Глядя на размеры самолета, сравнительно небольшое крыло и выбранные для него двигатели, трудно поверить, что это истребитель для завоевания превосходства в воздухе. Тяга двигателей в 14 тс недостаточна для достижения тяговооруженности, сопоставимой с другими истребителями 5-го поколения.

По-видимому, речь идет о носителе агрегатов и демонстраторе технологий. Самолет имеет длину, сравнимую с  С-37 или МиГ-1.42. Осведомленные специалисты прозвали предшественника «Дракона» J-10 за его не самые выдающиеся маневренные качества «зубилом». J-20 еще дальше ушел от концепции легкого маневренного самолета с расширенными ударными функциями, каким был израильский LAVI, послуживший прототипом для J-10. Таким образом, скорее всего речь идет о развитии линии многоцелевых самолетов J-8II — J-9. И надо признать, что в этом направлении Китай сделал огромный шаг вперед.

На J-20 решили опробовать целый ряд новинок, появившихся на западных самолетах 4 и 5-го поколений. Например, в перспективе самолет будет оснащен электрической системой дистанционного управления (ЭДСУ) без дублирующей механической или гидравлической системы. Все электрические системы и бортовое оборудование планируется объединить сетью Ethernet. Личность руководителя проекта Янг Вэя отчасти объясняет это смелое и весьма спорное техническое решение. Управленец по квалификации, он до тонкостей понимает такие вещи, как информационный протокол. Ряд систем и элементов, например беспереплетный фонарь, уже изготовлены на серийном оборудовании. Правда, пока непонятно, какова прочность данного фонаря.

Под крыльями J-20 видны большие обтекатели гидравлических приводов аэродинамических поверхностей, похожие на такие же обтекатели у МиГ-1.42. Их размеры позволяют предположить, что гидросистема J-20 работает на давлениях 21−28 МПа.

В ходе переговоров китайская делегация высказала пожелание закупить двигатели АЛ-31 новой серии с вдвое более мощной коробкой самолетных агрегатов. Мощность КСА в 500 кВт свидетельствует о повышении энергоемкости борта. Предполагаемый режим работы со скачкообразным ростом потребляемой мощности (общей продолжительностью 1 минута, два раза за полный ресурс двигателя) наводит на мысль о применении на J-20 мощной активной системы радиоэлектронного противодействия или создания эффекта малозаметности в различных диапазонах длин волн при помощи электромагнитных излучателей.

Утка — не птица

С точки зрения аэродинамики самолет оставляет противоречивое впечатление. Китайские конструкторы явно задались целью скрупулезно следовать правилу площадей, что необходимо для снижения волнового сопротивления на сверхзвуковых скоростях, и максимально обжали гаргрот фюзеляжа за фонарем кабины. Но также просматривается желание выделить достаточно места для большого отсека вооружений между каналами воздухозаборника вблизи от центра тяжести. При этом не очень понятно, где у J-20 расположены топливные баки. Возможно, большая дальность ему и не требуется: до Тайваня от Китая не так далеко.

Выбранная для J-20 балансировочная схема «утка» с разнесенными на большое расстояние передним горизонтальным оперением (ПГО) и высоко расположенным крылом в наибольшей степени заслуживает критики. На современных самолетах схема «утка» в чистом виде давно не применяется. Причина в органически присущем ей недостатке, известном под названием «тенденция к клевку» на критических углах атаки.

В настоящее время встречаются две основные разновидности продольной балансировочной схемы с  ПГО. Первая — «утка» с близко расположенным передним оперением, или, как ее еще называют, «биплан-тандем». По такой схеме построены шведские истребители фирмы SAAB. Вторая — «бесхвостка» с дополнительным ПГО. Близко расположенное ПГО в некоторой степени эквивалентно корневому наплыву крыла, поскольку также препятствует смещению аэродинамического фокуса (точки приложения равнодействующей аэродинамических сил) назад. Кроме того, оно увеличивает подъемную силу крыла на больших углах атаки. Применение близко расположенного ПГО на малозаметных самолетах может быть оправданным, поскольку позволяет сделать все передние кромки несущих поверхностей параллельными друг другу.

Однако на J-20 ничего этого нет. ПГО разместили таким образом, чтобы максимально высвободить место под отсеки вооружений в центральной части фюзеляжа, в районе центра тяжести. Такое же решение использовано на С-37, но там крыло имеет обратный угол стреловидности. У J-20 ПГО имеет отрицательный начальный угол установки, а  также небольшой положительный поперечный угол крыла. Последнее предотвращает попадание вихревых жгутов, имеющих пониженное давление, под высоко расположенное основное крыло. В результате передние и боковые кромки крыла и ПГО оказались не параллельными друг другу, что противоречит идеологии «стелс». Таким образом, желание выделить побольше места под отсек вооружений привело к неоптимальному сочетанию схемы высокоплана с продольной балансировочной схемой «утка». С другой стороны, увеличение отношения длины фюзеляжа к его миделю примерно на 20% по сравнению с Т-50 и F-22 непосредственно указывает на желание улучшить аэродинамические характеристики самолета на небольших сверхзвуковых скоростях и одновременно увеличить его транспортную эффективность. Все это вместе говорит в пользу того, что мы имеем дело с перехватчиком, второй функцией которого, судя по всему, является атака авианосных соединений. Невысокая тяговооруженность, а также сравнительно небольшое по площади крыло, сильно смещенное назад, не позволяют надеяться на приемлемую маневренность в воздушном бою.

Пятерка с минусом

Проектировщики попытались применить ряд модных технических решений, чтобы сделать самолет похожим на представителя 5-го поколения: воздухозаборник с разворотом пограничного слоя, автоматически отклоняемые цельноповоротные кили, поверхности предварительного сжатия потока в носовой части фюзеляжа.

Для сравнения напомним, что позволяет отнести к самолетам 5-го поколения американский F-22 «Раптор» и  российский Су ПАК ФА (T-50). У «Раптора» это высокая скорость выхода на продольную и поперечную перегрузку (в два раза лучше, чем у F-16), управляемый вектор тяги, интегрированный с системой управления самолетом. Автоматическое отклонение плоского сопла существенно расширяет запас управляемости по углу атаки, а также увеличивает скорость вращения вокруг вектора скорости на больших углах атаки.

F-22 также имеет сверхзвуковую крейсерскую скорость полета, которая достигается на бесфорсажном режиме работы двигателя. И конечно, F-22 труднообнаружим для бортовых радиолокационных станций самолетов 4-го поколения, что неоднократно было продемонстрировано на учениях. Таким образом, американским специалистам удалось создать самолет, существенно превосходящий в ближнем воздушном бою истребители 4-го поколения  F-16 и F-15.

На российском Т-50 применен весь арсенал последних достижений аэродинамики и динамики полета. Это и  управляемые сверхзвуковые воздухозаборники с пространственным сжатием потока, хорошо работающие как на больших углах атаки, так и при больших углах скольжения. И  маленькие цельноповоротные кили, автоматически отклоняющиеся для обеспечения путевой устойчивости. И  подвижные части наплыва крыла; оригинальная схема горизонтального оперения, утопленного в крыло; оптимальное разнесение двигателей со всеракурсными соплами. Все это вкупе с большим количеством подвижных аэродинамических поверхностей обеспечивает непосредственное управление аэродинамическими силами по всем координатам.

Сочетание оптимального распределения площадей по длине самолета с эффективными управляемыми воздухозаборниками обеспечивает Т-50 высокую сверхзвуковую крейсерскую скорость, которая, по оценкам, может достигать М = 1,8 (М — число Маха, равняется отношению скорости полета к скорости звука). Двигатель 117, установленный на российском самолете, по сравнению с АЛ-31Ф имеет увеличенную до 15 тс тягу на форсаже. На нем применены новый КНД с расходом воздуха 123 кг/с, новая турбина и  другие узлы, имеющие улучшенные характеристики. Расход воздуха через воздухозаборник Т-50 ограничен величиной около 130 кг/с — следовательно, при увеличении диаметра вентилятора можно рассчитывать на достижение тяги 16 тс на чрезвычайном режиме. Рекордная тяговооруженность даже с двигателем первого этапа в сочетании с очень большой площадью крыла гарантируют Т-50 непревзойденную маневренность.

На фоне конкурентов J-20 выглядит аутсайдером. Вероятно, на его компоновку оказали сильное влияние российские экспериментальные самолеты МиГ-1.42 и С-37. Сравнение оформления хвостовых частей J-20 и МиГ-1.42 говорит о прямом заимствовании схемы, разработанной в  ЦАГИ. Расположение верхних и нижних килей на выносных балках, идущих вдоль фюзеляжа, отличается от соответствующих схем 1.42 и Су-27 только углом развала. Следует отметить, что на всех новых самолетах от подфюзеляжных килей отказались, поскольку такая схема явно не соответствует современным представлениям о малозаметности.

Дорогу осилит идущий

Приведенный выше анализ показывает, что в случае с J-20 мы пока имеем дело с носителем агрегатов, предназначенным для демонстрации технологий. Это самолет, способный развивать сверхзвуковую скорость, но не предназначенный для длительных полетов с М > 1 на бесфорсажных режимах работы двигателей. Появившиеся в сети заявления, что на самолете установлен китайский двигатель WS-10 или WS-15, не соответствуют действительности: фотографии однозначно указывают на то, что на первом экземпляре J-20 стоит обычный АЛ-31ФН. В то же время воздухозаборники явно избыточного размера предполагают возможность установки в будущем двигателей с  расходом воздуха более 130 кг/с. Следовательно, можно ожидать достижения максимальной скорости полета до М = 2.

Аэродинамическая схема J-20 противоречива. Явно преобладает желание иметь крупный отсек вооружений, расположенный близко к центру масс самолета. Трудно представить, что получившаяся схема с недостаточной площадью крыла, рудиментами в  виде подфюзеляжных килей и кромками ПГО, не параллельными передней кромке крыла, может оказаться маневренной и малозаметной.

С другой стороны, принятая схема без проблем позволит J-20 летать на больших углах атаки. Возможно, китайские специалисты надеются в будущем повысить маневренность самолета с помощью УВТ. Однако выбор всеракурсного сопла при столь близком расположении двигателей друг к другу представляется неэффективным. Хотелось бы знать, учитывали ли китайские специалисты такую проблему, как донное сопротивление. Взаимное влияние сверхзвуковых струй друг на друга может привести к сильным возвратным течениям в сторону донной части фюзеляжа и  негативному влиянию на элементы конструкции самолета.

Несмотря на очевидные недостатки J-20, нужно признать, что Китай сделал огромный шаг вперед в развитии авиационной науки и техники. Исследования ведутся широким фронтом и сразу во всех направлениях. Складывается впечатление, что китайское руководство, не считаясь с затратами, задалось целью найти оптимальные пути развития путем перебора всех возможных вариантов. Так же действовали в СССР накануне Второй мировой войны. Сегодня Китай уже не закупает за рубежом тяжелые наземные вооружения, завтра он не будет покупать и самолеты. Темпы развития китайской авиационной промышленности впечатляют и заставляют задуматься.

Воздухозаборники с разворотом пограничного слоя

Представляет интерес носовая часть фюзеляжа J-20 с воздухозаборниками DSI (DSI-Diverterless Supersonic Inlet). Сам по себе DSI не является чем-то принципиально новым, в ОКБ Сухого его хотели применить на Т-10Е еще в 1983 году. В ЦАГИ DSI был исследован в  конце 1970-х годов и получил название воздухозаборника с выносным булем (клином, рампой) для слива пограничного слоя (ПС).

На поверхности летательного аппарата под воздействием сил вязкости образуется тонкий слой воздуха, скорость в котором существенно ниже, чем в  основном потоке. Попадая в воздухозаборник, где воздушный поток тормозится, пограничный слой под воздействием положительного градиента давления отрывается от стенок, что вызывает сильную неравномерность течения на входе в двигатель и даже может привести к  его остановке.

Установка вынесенного вперед буля позволяет развернуть большую часть линий тока ПС к боковым стенкам воздухозаборника и тем самым отказаться от щелей для слива ПС между воздухозаборником и фюзеляжем. Это положительно сказывается как на величине лобового сопротивления, особенно на сверхзвуковых скоростях, так и на малозаметности самолета. Такие воздухозаборники могут быть с  успехом применены вплоть до скоростей полета, соответствующих числам Маха 1,4−1,5.

Информация взята с сайта popmech.ru.

J_20_MIGHTY DRAGON_6
 J-20 «Могучий Дракон»: Испытания продолжаются

Ещё одна статья, расположенная на информационном портале army-news.ru, озаглавлена «Китайский J-20 — это не истребитель 5-го поколения«.

• Пекин сделал первый ход в разработке собственного истребителя пятого поколения. Прогресс авиастроения КНР впечатляет, но вместе с тем жизнь китайским конструкторам существенно осложняет целый ряд системных инженерно-технологических проблем. В ближайшие годы внимание мировой авиационной общественности будет приковано к тому, как Китай станет решать эту амбициознейшую задачу и что у него получится в результате.
• На прошлой неделе со взлётной полосы аэродрома испытательного центра в Чэнду поднялся нескладного вида тяжелый самолет с двумя разваленными килями и зализанными очертаниями, выдающими архитектуру «Стелс».

• Предновогодние утечки в китайских блогах, демонстрировавшие скверного качества фотографии нового истребителя, сделанные на камеры мобильных телефонов, нашли своё подтверждение. 11 января источники Поднебесной официально подтвердили факт первого полета J-20, прозванного в западной прессе «Чёрным орлом», – прототипа китайского истребителя пятого поколения. КНР вступает в игру «больших мальчишек», вслед за Россией и Соединенными Штатами пытаясь своими силами создать самолёт, отвечающий высоким технологическим стандартам авиации XXI века.

Самолет с тысячью имён

• J-14, J-20, J-XX, XXJ, «Чёрный орел», «Чёрная лента», «Могучий дракон»… Как только не называли в прессе и в Интернете эту гипотетическую машину, которую в сущности на тот момент ещё никто и в глаза не видел, довольствуясь скудными графическими изображениями «вероятного вида». Хоть какую-то информацию о параметрах и облике нового самолёта удалось получить только с визуальных материалов о первом испытательном полете, обильно представленных после 11 января 2011 года в китайском Интернете. И это несмотря на то, что о самом факте разработки в Поднебесной «перспективного истребителя» было известно достаточно давно.

Китайский истребитель J-20• Ещё в 1995 году появились утечки о том, что Пекин финансирует исследования по элементам авиации пятого поколения. Эти сведения вызвали шквал иронии: китайская экономика середины 90-х при всех её неоспоримых успехах совершенно не вязалась по своему технологическому оснащению с задачами такого масштаба. Вердикт был однозначен: Срединной империи сначала бы надо научиться делать авиацию предыдущего, четвёртого поколения, чьи детища наподобие российского Су-27 тогда ещё не ставились даже на «отвёрточную» сборку (напомним, Поднебесная осилила эту задачу только к 2000 году).

• В 2005-м было подтверждено, что в КНР завершены исследовательские работы по формированию аванпроекта такого самолета. Мнение общественности звучало по-прежнему скептично, но уже куда более уважительно. Термин «пятое поколение» при обсуждении будущих китайских машин применялся, но с традиционной снисходительно-извинительной оговоркой: понимаете, поколение, возможно, и пятое, но всё равно – это ж Китай, как ни крути…
• Кроме того, целый ряд систем четвёртого поколения в КНР к тому моменту по-прежнему не был отработан и страна всё так же зависела от импорта. Однако китайская экономика образца 1995 года уже значительно отличалась от её облика в 2005-м: переключение промышленной политики Пекина с наращивания валового индустриального производства на точечную технологическую модернизацию все отчетливее давало о себе знать.

• 11 января Китай сделал новую заявку: миру показали первый «демонстратор технологий» пятого поколения. Трудно отрицать, это огромный шаг вперёд, сделанный авиастроителями Поднебесной во главе с Ян Веем – главным конструктором таких самолетов, как FC-1 и двухместная версия истребителя J-10.

Китайский истребитель J-20 на рулёжке• «Чёрный орел», судя по всему, имеет длину около 22 метров (официальных данных нет, приходится делать относительные замеры по наземным фотоснимкам) и нормальный взлётный вес порядка 35 тонн.
• В компоновочных элементах двухдвигательного самолета применены «дежурные» для современной авиации элементы обеспечения малозаметности. Довольно интересно и возможное устройство машины, «читаемое» по её внешнему виду: насколько можно судить, она обладает достаточно ёмким внутренним отсеком для установки вооружений.

• Практически все наблюдатели отмечают, что истребитель вышел крупноватый: для самолета завоевания превосходства в воздухе он явно перетяжелен. Совершенно очевидно, что преждевременно и трудно говорить о тактическом назначении испытательной платформы-демонстратора, однако если искать наиболее вероятное применение боевой машины сходных параметров, то это скорее всего ударный истребитель-бомбардировщик наподобие российского Су-34.

• Предположительно «Чёрного орла» нагружают противокорабельными функциями (чем и может быть обусловлен потенциальный размер внутреннего отсека), возможно, с установкой габаритных тяжелых ракет С-802 или их аналогов.

«Я не узнаю вас в гриме»

• Аэродинамическая компоновка самолёта сразу выдает несколько источников заимствования. Во-первых, отчётливо видна «рука» российского авиапрома. Некоторые решения дотошно скопированы с отечественных «демонстраторов технологий» 90-х годов: С-37 «Беркут» фирмы «Сухой» и «МиГ 1.42» – конкурирующей микояновской машины, делавшейся в рамках проекта перспективного многофункционального истребителя (МФИ).

Экспериментальный многоцелевой истребитель С-37 «Беркут»• Во-вторых, конструкция носовой части выдает «близкое родство» с единственным на сегодня серийным истребителем пятого поколения – F-22 Raptor. Доходит до смешного: к примеру, беспереплётный фонарь кабины сделан практически один к одному, как на американском «хищнике», вплоть до заметных на снимках мелких деталей. А вот при внимательном рассмотрении компоновки воздухозаборников сразу всплывает в зрительной памяти другой самолет – так и не вставший пока в серию американский же F-35.

• Если для вывода о происхождении визуально наблюдаемых компоновочных решений ещё имеются какие-то основания, то предположения о «начинке» самолёта порой выдвигаются самые противоречивые. Так, массу вопросов вызывает двигательный блок J-20. Первоначально западные СМИ утверждали, что на самолёте стоит не что иное, как российский АЛ-41Ф-1С, он же «изделие 117С» – штатный двигатель истребителя Су-35С. Однако после анализа фотографий хвостовой части это предположение отпало: конфигурация сопел явно не соответствовала известным изображениям «117-го». Да и сведения о фактических поставках данного агрегата в Китай отсутствуют.

Американский серийный истребитель пятого поколения F-22 Raptor• Несколько помог в поисках официоз Поднебесной: опубликованное сообщение о награждении создателей двигателей для самолета J-20. В нем указано, что речь идёт о WS-10G – последней модификации «десятого» семейства, китайского функционального аналога российских двигателей АЛ-31Ф. Серия G отличается от своих предшественников увеличенной до 14,5 тонны тягой и новым блоком FADEC (электронно-цифровой системой управления двигателем) собственного производства.

• Однако и здесь остается ряд сомнений. К примеру, некоторые любители авиации, сопоставив несколько фотографий задней части «Чёрного орла» с известными изображениями двигателей, пришли и вовсе к ошеломляющему выводу: якобы китайское «пятое поколение» взлетело… на российском АЛ-31ФН, штатном двигателе истребителя J-10.
• Как бы то ни было, очевидно, что китайцы тоже не избежали временного варианта: их прототип пятого поколения поднялся в воздух на промежуточном двигателе, как и наш Т-50, ожидающий доводки штатного «изделия 127». Однако в отличие от российской ситуации обусловлен этот шаг куда как более серьёзными системными проблемами в двигателестроении.

Что вместо сердца?

• Двигатели – это, вне всякого сомнения, наипервейшая головная боль разработчиков «Чёрного орла» и всего китайского авиапрома. Продвижение в области двигателестроения сильно отстает от темпов развития авиационной отрасли в целом. Здесь китайцы упёрлись в целый ряд фундаментальных проблем, в первую очередь – в отсутствующую у них технологию материалов и сплавов специального назначения.

• Можно заполучить (вполне легально, по контрактам с Москвой) относительно современные (спроектированные в начале 80-х годов) двигатели из семейства АЛ-31Ф. Однако просто скопировать их и начать выпуск не представляется возможным. Правильно говорят эксперты, что сделать хороший двигатель — это вам не конструктор лего дупло собрать. Эта задача требует создания новых производств в области металлургии и металлообработки, способных снабжать конструкторов современными материалами и обеспечивать требуемую точность изготовления и сборки, доводящую ресурс моторов хотя бы до минимально приемлемых значений.

• Медленный, болезненный рост китайского двигательного семейства WS-10 демонстрирует правоту этого тезиса. Особенно тяжёлые проблемы наблюдаются с деталями турбин. Ряд специалистов отмечают, что Китай закупает в России целый набор комплектующих для авиадвигателей, но особый интерес проявляет к лопаткам и дискам турбин. Их технология – самое слабое звено моторостроения КНР. Вполне возможно, что в ближайшие несколько лет мы будем наблюдать картину, когда китайские в основе своей двигатели будут использовать импортные «критические элементы», сделанные в России.

• Тем не менее эта отрасль прогрессирует. А ведь ещё несколько лет назад изделия двигателистов Поднебесной можно было назвать не иначе как «поделками»: и в самом деле, их ресурс не превосходил 20 часов даже на стенде. Сейчас эти показатели значительно улучшились, однако всё равно далеки от требуемых китайскими военными 1000 часов.

• Напомним, штатный ресурс российского АЛ-31Ф составляет 800–900 часов, а версия АЛ-31ФН производства ММПП «Салют», предназначенная для истребителей J-10, по сообщениям из Китая, доведена до 1500 часов (здесь за скобками остаётся вопрос о реальной эксплуатационной надёжности – ведь на подобное повышение ресурса КНР идёт не от хорошей жизни).

Перспективный китайский истребитель J-20• Не получается пока ничего хорошего и при копировании другого семейства российских моторов. Уже упоминавшийся китайский легкий истребитель FC-1, более известный под экспортной маркировкой JF-17 Thunder, до сих пор не переведен на двигатели WS-13 (они находятся в разработке около десяти лет), а серийные машины продолжают летать на наших РД-93 – близких родственниках РД-33, установленных на семействе истребителей МиГ-29.
• Причины ровно те же: надежность и ресурс собственных двигателей по-прежнему недостаточны для передачи машин с ними в рабочую эксплуатацию, а уж тем более для заметных поставок на экспорт (для чего JF-17 во многом и предназначен).

• Отсюда же и настойчиво декларируемый интерес Пекина к закупкам уже упоминавшегося «изделия 117С». Трудно судить, удастся ли в конечном итоге китайцам заполучить этот мотор. По некоторым данным, наша страна принципиально не против такой продажи, что было подтверждено во время недавнего визита в КНР министра обороны РФ Анатолия Сердюкова.

• Однако зная устоявшиеся правила отечественного военпрома, можно говорить о том, что «117-й» Китай увидит не раньше, чем у России на руках окажется хотя бы испытанный прототип двигателя следующего технологического уровня (то самое «изделие 127»). А до того «Чёрным орлам» придётся довольствоваться малым: недостаточно мощными WS-10G либо пока весьма туманными и перспективными WS-15, на которых предполагается получить до 18 тонн тяги.

• Однако тот факт, что J-20 взлетел на «неродных» двигателях, не столь важен в сравнении с некоторыми предварительными выводами, касающимися, к примеру, конструктивных особенностей воздухозаборников. Некоторые специалисты указывают, что их форма оптимизирована под дозвуковой бесфорсажный режим.

• Таким образом, китайский «перспективный демонстратор пятого поколения» с некоторой долей вероятности не предназначен для отработки крейсерского «сверхзвука» – по крайней мере в ныне наблюдаемом виде. Это решение довольно логично: у китайцев сейчас и близко нет двигателей, которые способны выдавать более 9 тонн тяги без форсажа, что совершенно недостаточно. Вместе с тем размер воздухозаборников «Чёрного орла» дополнительно подтверждает вероятность установки в дальнейшем более мощного двигателя.

Глаза и уши

• Совершенно недостаточен и технологический уровень развития китайской радиоэлектронной промышленности. Поднебесная сильно проигрывает России и США в вопросах разработки и производства современного БРЭО. Максимум, о чём можно говорить в терминах устойчивого серийного производства надежных образцов, – это «локализация аналогов» российских радаров семейства Н001, входивших в состав бортовых комплексов передававшихся Пекину истребителей Су-27СК и Су-30МКК, а также РЛС «Жемчуг», которая была поставлена позднее.

• Как отмечают ряд специалистов, собственные китайские РЛС (например 149Х, лишенная даже пассивной фазированной решетки, или имеющая ее «тип 1473», созданная на базе российского «Жемчуга») обладают довольно ординарными параметрами и, несмотря на внушительные темпы прогресса, отставание в области системного проектирования радиоэлектронных комплексов сохраняется. К примеру, радиолокационных систем с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), по своему заделу хотя бы близких к принятию на вооружение, у КНР в распоряжении нет.

• Это значит, что в комплексе БРЭО «Чёрного орла» скорее всего нет аппаратуры, ультимативно требующейся ему как истребителю якобы пятого поколения. Как видим, и здесь речь идёт скорее об испытательном самолете-платформе, нежели о боевой машине (даже предсерийного исполнения) с полным набором требуемых тактико-технических параметров.

• Развивая проблему БРЭО, можно упомянуть и авионику. Требования к машинам пятого поколения в этой области достаточно высоки, и пока совершенно неясно, в какой степени Китай способен обеспечить «Орлов» мощными информационно-управляющими комплексами, в особенности в части совмещения с системами управления вооружением. С другой стороны, нельзя не отметить, что Поднебесная в последнее время достигла вполне осязаемых успехов в развитии авионики для своей техники третьего поколения, поэтому эта часть задачи выглядит несколько более решаемой на фоне, скажем, куда более жестких проблем с двигателями.

• Вопросы есть даже к такой вещи, как беспереплётный фонарь кабины, который возвращает нас к уже упоминавшимся сложностям со специальными материалами. Китайцы впервые продемонстрировали, что способны производить подобные изделия (особо отметив, что фонарь изготовлен на серийном оборудовании). Однако в настоящий момент совершенно нет ясности относительно его качества и способности работать в режиме длительного сверхзвукового полета – овладели ли китайские материаловеды должными технологиями?

• Те же вопросы остаются и когда мы переходим ещё к одному технологическому элементу авиасистемы пятого поколения – радиопоглощающему покрытию. Насколько адекватны китайские «стелс-материалы» поставленным задачам (и вообще способны ли они их решать хоть в какой-то степени), в данный момент сказать нельзя.

Пятилетку в четыре года

• Итак, что же получил на руки Китай? Для начала это все, что угодно, кроме истребителя пятого поколения. На первый взгляд «Чёрный орел» производит впечатление «свалки» перспективных элементов мирового авиастроения, перенятых по принципу «в хозяйстве всё сгодится».

Истребитель J-20 в заводском цеху• Возможно, творческая оригинальность китайского изделия состоит в неповторимой синергии комплекса этих заимствованных решений, которая даст на выходе высокую тактическую эффективность, но судить об этом пока явно преждевременно. Вполне вероятно, что из этого сырого прототипа получится вполне удачная машина, однако её конструкция и потенциальная «начинка» уже сейчас вызывают больше вопросов и сомнений, чем ответов и утверждений.

• Устойчиво и самостоятельно Китай способен выпускать сейчас только добротные машины третьего поколения с усовершенствованным вооружением, авионикой и БРЭО. Уже переход к технологиям четвёртого поколения сопровождается радикальным падением качества производства комплектующих и ослаблением тактико-технических характеристик изделий. Выпуск современной техники четвёртого поколения, впрочем, также возможен, однако он пока требует импорта целого ряда критических элементов. Отстает в развитии и школа китайской аэродинамики, несмотря на плотную и многолетнюю поддержку со стороны высококлассных российских специалистов.

• В этих условиях говорить о способности Поднебесной спроектировать и устойчиво производить авиасистему пятого поколения невозможно. Более того, как мы уже сказали, «Чёрный орел», по всей видимости, и не является такой системой. Наиболее вероятна его принадлежность к поколению «4+» с отдельными элементами пятого – и то только в том случае, если на нём успешно реализованы технологии малозаметности.

Ни по характеристикам имеющихся на сегодня двигателей, ни по бортовой радиоэлектронике этот самолёт истребителем пятого поколения считаться не может. С высокой вероятностью он не является таковым и с точки зрения параметров бесфорсажного крейсерского полёта.

• Нам показали в лучшем случае «демоверсию», пустую оболочку, и в ближайшие годы она будет постепенно наполняться современными конструктивными элементами, которые, возможно, кардинально перевернут текущие представления о будущей китайской машине.

• С одной стороны, к этому выводу подталкивают совершенно фантастические темпы технологической модернизации китайского ОПК и активнейшая политика Пекина в области трансфера оборонных технологий (не всегда легального, впрочем).
• С другой стороны – столь же очевидно, что чудес не бывает и авиапрому Поднебесной придётся пройти весь путь целиком, научившись сначала делать менее сложные машины. До 2020 года, который американские аналитики полагают самым оптимистическим сроком принятия наследников «Орла» на вооружение, ещё довольно много времени.

Информация взята с сайта army-news.ru.

J_20_MIGHTY DRAGON_6
 J-20 «Могучий Дракон»: В туман на испытательном аэродроме

Ну и напоследок, переводная статья с сайта vpk.name, озаглавленная «Истребитель J-20 — чертик из табакерки«.

Для любого офицера, который оканчивает командное училище, труды Сунь Цзы являются важным источником знания. Несмотря на давность лет, много его высказываний все еще находят свое место на страницах презентаций и научных работ будущих командиров западных армий, которые рассчитывают на продвижение своей карьеры.

Хотя китайские военные академии оказывают те же почести к содержанию основного труда Сунь Цзы — «Искусство войны», недавние исследования делают упор на другой аспект китайской военной истории: оружие, которое в начальный период сражения скрыто от глаз, и применяется только в решающий момент битвы к удивлению противника. По-китайски оно называется «шашудзян», в английском варианте — «булава наемного убийцы» («Assassin’s Mace»). Для нового поколения китайских военных мыслителей, которые отвечают за разработку военной доктрины, обращение к понятию «булавы наемного убийцы» позволяет опираться на китайскую военную историю и включать это понятие в современные реалии, хотя и в несколько в иной форме.

Военная мысль

В своих работах Сунь Цзы делает упор на фактор внезапности и его преимущества в ходе ведения военных действий. Живи он сегодня, он бы обратил внимание на самые последние идеи западных военных стратегов относительно тех преимуществ, которые дает деятельность внутри мыслительных процессов противника. В труде полковника ВВС США Дж. Бойда (John Boyd) «Observe, Orient, Decide and Act» (OODA) вводится понятие «петли» (loop), которое бы Сунь Цзы оценил. OODA появилась на свет когда Дж. Бойд был пилотом истребителя F-86 Sabre в Корее, и представляет из себя метод проникновения в процесс принятия решений врагом, за счет чего достигается преимущество.

Сунь Цзы при этом понимал, что метод, основанный на внезапности, может применяться как в военное, так и в мирное время, и может быть использован на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. В древнем Китае прием «булава наемного убийцы» являлся тактическим маневром, который использовался в рукопашной схватке. Сегодня эффект внезапности может применен на тактическом уровне, который может оказать влияние на стратегию. При его масштабном использовании этот метод может служить сильным средством трансляции намерений.

В последние годы рост военных расходов в КНР стал давать плоды, и китайские военные сменили тактику. Раньше китайцы неохотно демонстрировали Западу смену траектории собственного развития. Однако с недавних пор на Западе переживают относительно отсутствия транспарентности в вопросе военных расходов и планов КНР, а новый агрессивный стиль китайских военных отражает растущую уверенность в степени освоения технологий, некоторые из которых без сомнения были получены в результате тайных операций за рубежом. Одним из примеров подобных технологий является истребитель J-20.

Четкие намерения

Информация о том, что в КНР ведется разработка нового истребителя, не скрывалась политическим и военным руководством страны. 9 ноября 2009 г. заместитель министра обороны НОАК генерал Хэ Вейронг сообщил о начале работ по истребителю пятого поколения. Президент страны Ху Цзинтао подтвердил эту информацию, добавив, что истребитель станет «новой главой» в развитии ВВС НОАК.

Потребность КНР в подобном самолете налицо. Он необходим для проецирования силы над Южно-Китайским морем за пределами так называемых «Первой линии островов» и «Второй линии островов». Для соответствия данным требованиям у самолета должна быть возможность совершать полет на сверхзвуковой скорости, использовать короткие взлетно-посадочные полосы, при этом быть динамичным, маневренным, и, самое главное, обладать малозаметностью.

Представляется, что J-20 может соответствовать данным требованиям, так как на нем установлено большое V-образное крыло и переднее горизонтальное оперение, что позволяет поддерживать сверхзвуковую скорость длительное время. Сочетание технологии малозаметности со сверхзвуковой крейсерской скоростью, примененное на J-20, отражает подход, использованный США в случае с истребителем Lockheed Martin F-22 Raptor.

Для того, чтобы заявить себя в качестве региональной сверхдержавы и подкрепить эти притязания, КНР может усилить свои претензии на богатые месторождения газа и нефти, залегающие на шельфе Южно-Китайского моря, а это требует прикрытия с воздуха в ходе проведения операций за «Второй линией островов». Стремление Китая получить контроль над шельфом и его месторождениями является экономической необходимостью.

Для Китая необходимо подкрепить свои требования на острова Спратли, а это означает, что стране нужен самолет, который может быстро пролететь расстояние в 2800-2400 км от своих баз, провести воздушный бой и победить в нем любого противника, а затем достичь материка с учетом дозаправки в воздухе. Эта дальность позволяет достичь американской базы на Гуаме, и это делает базу весьма уязвимой для превентивного удара. КНР имеет важное преимущество в виде 200 аэродромов на своей территории, с которых подобный удар может быть нанесен.

Малозаметность J-20 дает возможность китайским ВВС попытаться обойти американскую систему ПВО, и нанести удар в самый центр системы управления, сбора информации и разведки, а также по самолетам, которые могут быть развернуты в случае конфликта на Тихом океане. Это в значительной степени сузит свободу маневра для американских подразделений, действующих в близлежащих районах.

Миссии выполнимы

Аэродинамическая компоновка J-20 дает ВВС НОАК интересные возможности в том случае, если дело дойдет до апробирования тех ролей и задач, для которых создавался этот истребитель. Его врожденная многофункциональность позволяет рассматривать J-20 в качестве ударного самолета, перехватчика ПВО и пусковой платформы для противоспутникового оружия. На нем может монтироваться аппаратура РЭБ и электронной разведки. В некотором смысле эта многофункциональность напоминает многоцелевой самолет General Dynamics F-111 Aardwark, разработанный в США. Даже по размерам J-20 напоминает F-111.

C учетом того, что флот воздушных заправщиков в ВВС КНР еще только развивается, для J-20 необходим большой собственный запас топлива, что позволит проецировать силу на заданном расстоянии, а также даст возможность для длительного нахождения в воздухе с целью полного выполнения поставленных задач. Практически со 100% вероятностью со временем на J-20 будет установлена система дозаправки топливом в воздухе с целью увеличения дальности полета, что даст потенциальную возможность долететь до аэродромов в северной Австралии (например, до Дарвина).

Закупка Индонезией многофункциональных истребителей Су-30МК2 и попытки Вьетнама перевооружить свои ВВС истребителями Су-30 означают, что для КНР имеется два потенциальных противника, которые должны быть разгромлены в случае конфликта по поводу владения месторождениями в Южно-Китайском море. Другим противником являются ВМС США, у которых имеются авианосные ударные группировки. Свобода маневра, которой пользуется американский флот в Южно-Китайском море, сильно раздражает китайскую политическую и военную элиту.

Копирование

Китайских военных часто обвиняют за их подход к развитию военных платформ, который заключается в краже интеллектуальной собственности и использованию обратного инжиниринга уже выпускающихся в других странах образцов военной техники. Россия недавно уже выразила свою озабоченность по этому поводу в ходе обсуждения контракта на поставку в КНР до 48 истребителей Су-35 общей стоимостью 4 млрд долл. Эти опасения уходят корнями к контракту на поставку в Китай 200 истребителей Су-27СК. После сборки 95 из них, контракт был приостановлен китайской стороной, которая быстро приняла на вооружение самостоятельно разработанный истребитель J-11B. Если не обращать внимания на внешнюю маркировку, то между Су-27СК и J-11B сложно найти какие-либо различия.

Внешняя схожесть между J-20 и американским F-22, который в настоящее время является «золотым стандартом» для истребителей пятого поколения, также часто используются для подтверждения китайского подхода к проектированию платформ. Принимая во внимание обвинения, которые появляются в СМИ, по поводу попыток КНР получить доступ к интеллектуальной собственности, сравнение F-22 и J-20 заслуживает дополнительного рассмотрения.

Размеры J-20 позволяют отнести его к классу тяжелых истребителей, чей пустой вес оценивается в 18,1-22,7 тонн, а масса топлива во внутренних баках достигает 15,8 тонн. Для сравнения, F-22 имеет максимальный вес 29,3 тонны, масса топлива достигает 8,2 тонны, хотя он может взять дополнительно еще 11,9 тонн топлива в двух подвесных топливных баках за счет увеличения показателя эффективной поверхности рассеяния (ЭПР).

Китайский сюрприз

Следует отметить скорость, с которой J-20 проделал путь от чертежной доски до первого полета. Это стало стратегическим сюрпризом для многих в США, причем особенно стоит упомянуть бывшего министра обороны Р. Гейтса, который конфиденциально сообщил, что КНР не может сделать J-20 к 2020 г., а к 2025 г. этих самолетов будут считанные единицы. Как можно понять уже сейчас, это была весьма осторожная оценка. Хотя существует множество предположений относительно сроков поступления J-20 в войска, сегодняшние оценки говорят о том, что это будет 2017 г. Если этот срок будет выдержан, то это будет являться доказательством того, что возможности КНР по самостоятельной разработке самолетов вышли на новый уровень.

С учетом того, что гражданский авиапром Китая приступил к разработке пассажирского самолета с прицелом на экспорт, традиционные технологические преимущества Запада оказываются под угрозой, за исключением разработки и производства авиационных двигателей, той области, в которой Китай сильно отстает от России и Запада. Создание потенциала для разработки собственного двигателя стало приоритетом. Поэтому весьма вероятно, что слухи, окружающие разработку двигателя WS-15 в КНР, имеют таки определенную основу.

Появление истребителя J-20 вызвало вопросы в некоторых департаментах Пентагона относительно намерения прекратить выпуск истребителя F-22. Для тех, кто критиковал Р. Гейтса за это решение, первый полет J-20, совершенный в ходе его последнего визита в Пекин в январе 2011 г., дал богатую пищу для иронических замечаний.

Не исключено, что проявляя щепетильность в отношении Р. Гейтса, китайское руководство отрицало всякую связь между его визитом и первым полетом J-20. В ходе рядовой конференции в МИД Китая по случаю визита американского министра обороны, китайский официальный представитель не смог подтвердить факт первого полета. Очевидно, что с политической точки зрения, первый полет первого китайского истребителя пятого поколения не может быть причиной беспокойства. Впрочем, после небольшого давления чиновник был более откровенен, заявив, что «поскольку технология развивается в соответствии с потребностями национальной обороны, для государства является естественным модернизировать свои системы вооружения». Он также добавил, что «в основе разработки китайских систем вооружения лежат соображения собственной безопасности, а именно защита китайского суверенитета, безопасности и территориальной целостности». Те, кто оспаривает китайские притязания на обладание Южно-Китайским морем, получили предупреждение.

Задумывая первый полет нового истребителя в ходе визита Р. Гейтса, китайские военные имели другие планы. Этот полет должен был показать министру обороны США, что военный потенциал КНР не стоит на месте.

После визита главы Пентагона, китайцы, судя по всему, ускорили программу испытаний J-20. Фотографии, сделанные в марте этого года, показывают, что программа продвигается быстрыми темпами.

С учетом склонности китайских властей к цензуре материалов, попадающих в сеть Интернет, поскольку они рассматриваются как наносящие вред государству, видео и фотографии, доступные в Интернете, наглядно демонстрируют каким образом Пекин стремится использовать Всемирную сеть в качестве канала трансляции своих намерений.

Спроектированный для действий в сети

В части достижения малозаметности проект J-20, судя по всему, впитал в себя много особенностей F-22. Его формы напоминают F-22, что означает намного меньшие показатели ЭПР и инфракрасной заметности по сравнению с Т-50 или F-35. Его плоская нижняя часть фюзеляжа является оптимальным решением для уменьшения сигнатуры самолета в значительном диапазоне электромагнитного излучения, а внутренние отсеки вооружения также способствуют снижению показателя ЭПР.

Можно предположить, что самолет был спроектирован для достижения минимальных показателей ЭПР в L- и Ku-диапазоне волн (около 1 ГГц и 12-18 ГГц), которые применяются для обнаружения цели большинством систем ПВО стоящих на вооружении в Азии. Двухрежимные РЛС могут справиться с этим приемом для снижения ЭПР, но это требует определенного разнообразия в области географии и используемых частот.

Может показаться, что стратегический эффект достигнутый J-20 будет соответствовать его возможностям на поле боя, а это может иметь решающее значение для любого воздушно-морского конфликта в Южно-Китайском море. Но его появление также может дать существенный потенциал сдерживания и позволит КНР достичь превосходства в воздухе без военных действий. Этот подход является четкой реминисценцией некоторых постулатов Сунь Цзы.

Сделав ставку на разработку малозаметного истребителя пятого поколения J-20, ВВС НОАК сразу же получили преимущество над ВВС тех стран, которые также претендуют на Южно-Китайское море. Китай также получит истребитель, который, по мнению многих отраслевых экспертов, будет способен бросить вызов F-35.

Для тех, кто придерживается противоположной точки зрения, и считает, что технологическое преимущество F-35 будет всегда сохраняться, «булава наемного убийцы» может предстать совершенно в другом виде. Для перехвата цели ее сначала нужно обнаружить. Если стратегические усилия Китая по ускорению программы разработки J-20 также подразумевают развитие технологий, то для Запада это может оказаться неприятным открытием.

Для любого разработчика пилотируемых самолетов вопрос физической нагрузки, которые может вынести пилот при исполнении маневров с большими перегрузками, всегда является предметом особого внимания. Существует не так много путей компенсации хрупкости человеческого тела. Решение этой проблемы в условиях высоконапряженного поля боя в воздухе может иметь различные формы.

Как вариант, можно удалить летчика из кабины, но в краткосрочной перспективе акцент будет сделан на передачу маневренности, необходимой для ведения воздушного боя, с самолета на ракеты. Это очевидное решение. Если платформа может долететь до необходимой точки боевого пространства, из которой может быть осуществлен перехват, то в этом случае необходимая маневренность больше нужна ракете, а не летчику. То есть именно ракете надо дать возможность маневрировать. Хотя технологии, примененные в ее головке самонаведения, должны быть устойчивы к различным существующим помехам. На первый взгляд, этот подход кажется весьма разумным.

Однако КНР ускорила разработку технологий малой заметности, тактическая внезапность может быть достигнута благодаря тому, что установленные на истребителях F/A-18, F-22 или Cу-30 РЛС с трудом будут обнаруживать J-20. Если J-20 сможет избежать обнаружения за пределами прямой видимости, он сможет в значительной степени «уменьшить зону свободного маневрирования», в которой смогут действовать его противники. Это является существенным преимуществом.

Вместе с этим стоит отметить быстрое развитие китайских сетевых систем управления, связи, сбора разведданных, наблюдения, разведки местности, передачи данных (C4ISR), а также рост угроз со стороны ВВС НОАК. При наличии на J-20 возможности по ведению сетецентричных боевых действий, любой конфликт между КНР и США с их союзниками в регионе не будет асимметричным. Это будет равное противостояние с неясным исходом.

Даже те области, где США имеют традиционное преимущество, например, в уровне подготовки летчиков, также находятся под угрозой, так как Китай совершенствует свою систему обучения летчиков. Может показаться, что в своем стремлении стать региональной державой, Китай не остановится ни перед чем.

Представляется возможным, что в потенциальном конфликте истребитель F-35, несмотря на свои достоинства, может быть переманеврирован. Принимая во внимание огромные инвестиции Запада в проект F-35 и наличие планов по закупке 3000 этих самолетов, подобный факт не может не вызвать обеспокоенность. Для западных спецслужб сбор информации по J-20 должен стать приоритетом. Если они хотят избежать удара «булавы наемного убийцы», то они должны обращать внимание не только на саму платформу, но и на установленное на J-20 радиоэлектронное оборудование.

Информация взята с сайта vpk.name.

ВИДЕОСЪЕМКА J-20 МОГУЧИЙ ДРАКОН

Вот дорогие коллеги, мы и подобрались к главному этапу этой статьи — подведению итогов. Лично я еще раз убедился в том, что Китай любыми методами старается сократить свое отставание в сфере проектирования новейших технологий. И столь противоречивые характеристики данного самолета определяются в первую очередь темпами разработки. Они более чем напоминают перевооружение СССР в 30х годах — перед войной с фашистской Германией.

Китай в кратчайшие сроки пытается найти решение для своих проблем, которое позволит обеспечить преимущество в возможной войне на Южно-Китайском море. Но крайне сжатые сроки освоения новых технологий означают крайнее напряжение сил конструкторской братии. А ка известно, именно в таком режиме и происходит реальное обучение. Именно так достигается новые вершины.

А это в свою очередь означает, что Китай в скором времени обретет действительно стоящую ШКОЛУ ПРОЕКТИРОВАНИЯ. А значит научится самостоятельно проектировать новые виды систем.

Всё вышеприведенное означает только одно…

МИР НА ПОРОГЕ НОВЫХ ОТКРЫТИЙ

Исходя из этого, мне как моделисту модель этого самолета стала намного интереснее. Несмотря на выявленную в самом начале несуразность. Именно так же, как интересен Т-10-1 — прототип, лежащий в основе истории жизни Су-27. Он тоже был несколько некрасивым, недоработанным, «сырым». Но с чего то всё равно нужно начинать!

 А раз так, то «Могучему Дракону» от Trumpeter в 1/72 быть на нашей полке в собранном виде.

А на сегодня всё. Удачи вам! И прекрасных моделей!

P.S. Уважаемые коллеги! Оставляйте комментарии к материалам нашего образовательного портала. Нам очень нужна обратная связь!  Говорите, что вам нравится, а что нет. В каком направлении нужно развивать наш сайт. Какие обучающие материалы вам нужны! Особенно начинающим моделистам! Заранее благодарим вас!




Понравилась статья? Обязательно расскажи друзьям:


Нужны другие материалы по этой теме? Читайте: